ПУСТЯЧКИ, КАРЬЕРА И ИСТИНА

Какой пустячок тиснуть пустую статейку протеже и придушить толковую статью, написанную неприятным пусть выдающимся специалистом. Какой пустячок протолкнуть в первый академический ряд середнячка, оттеснив неудобного умника из чужих. Какой пустячок съязвить про хорошую или явно выдающуюся работу и подпустить фимиаму серому вздору молчалина домашнего производства. Какой пустячок смолчать о явной гадости, сделанной другому, и верещать о случайно прижатом собственном пальце. Какой пустячок присвоить чужой результат, снять фамилию соавтора с форзаца книги или провалить чужую хорошую диссертацию. На таких пустячках зиждутся фальшивые репутации дутых лакеями академических фигур. Карьеру подобными пустячками построить легко, а обогатить науку невозможно.

Наука безжалостна, ибо служит только истине. Истина лежит за пределами человека, она объективна и от человека не зависит. Истина бесчеловечна в своей независимости и недоступности. Большинство учёных служит себе, а вовсе не абстрактной истине. Карьерные пустячки науку тормозят, если не губят. В них львиная доля нынешнего кризиса академической науки.

«Только истина является тем предметом, которым учёные большие и маленькие занимаются», громогласно заявил первый избранный Президент Академии наук Александр Петрович Карпинский. Красиво сказал и настаивал на своём до последнего, но остался фактически белой вороной на той самой Чрезвычайной сессии Общего собрания Академии наук 2 февраля 1931 г., на которой по академическим свободам России был нанесён первый сильнейший административный удар.

«Бывает нечто, о чем говорят: „смотри, вот это новое“; но это было уже в веках, бывших прежде нас». Екклесиаст, 1:10.

С. Кутателадзе

31 июля 2013 г.


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page
Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2013