УЧЁНЫЙ И ВЕРУЮЩИЙ

Учёный и верующий — характеристики не безусловные, а всего лишь пара из множества социальных ролей, которые каждый из нас играет ежедневно.

Верующий по убеждениям — человек, для которого установки его религии императивны. Таких людей мало и их называют святыми. Учёный по убеждениям — человек, для которого обязательны требования науки. Верующих и учёных много, а святых и учёных по убеждениям отыскать непросто. Тут есть и важное различие — учёным по убеждению человек может быть время от времени. Святым по случаю стать нельзя. Постоянно быть учёным по убеждениям также невозможно. Однако специального термина для учёных по убеждениям нет, и публика редко отличает учёного по убеждениям от учёного vulgaris — обычного труженника науки. Святых и верующих не путает никто.

Религия — древняя психотерапия — создана человеком для себя самого. Человек становится субъектом собственной религии, освобождаясь от забот реального мира и мечтая о перерождении или бессмертии. Религия абстрагируется от человека, размещая свои догматы в самом центре культуры. Наука создана человеком для грядущих поколений. Она позволяет человеку преодолеть свою биологическую ограниченность и обрести бессмертие в потомках. Человек — источник и цель науки. Религия апеллирует к чувствам, наука — к разуму. Религию исповедуют и проповедуют, а науку изучают, развивают и совершенствуют. Религия требует, наука просвещает. Религия обслуживает одинокого человека, делит человечество на конфессии и секты. Наука едина для всех людей и служит человечеству как популяции. Наука альтруистична и открыта, в ней нет места мистике и предрассудкам. Клерикализм эгоистичен и закрыт, он заменяет универсальный гуманизм нетерпимостью к инакомыслию, а доверие — верой.

Наука отделена от религии в суждениях и учёного и верующего. Религиозная и научная версии мировоззрения отличаются кодификацией понимания. Религия основана на вере, а наука веру исключает. Вера разъединяет, ибо субъективна. Объективное знание объединяет, ибо не терпит субъективизма. Религия старается стать рядом с наукой, объявляя науку и веру двумя крыльями, несущими человека к истине. Наука и религия служат истине, понимая её по-разному. Для верующего поиск истины — субъективное приближение к непостижимому и мистическому идеалу, для учёного — объективизация знаний о том, что и как есть на самом деле. Наука не рекрутирует сторонников, она безразлична к религии и ничего для себя не требует, оставаясь нетолерантной к вере и основывая свои суждения исключительно на фактах и логике. Универсальной религии нет, а многообразие диалектов науки не ведёт к её разрушению.

Источник и предмет веры вне человека. Для религии человек — субъект добра и зла, существующих вне его воли и компетенции. Религия выступает как священный сверхъестественный дар человеку. Религиозная вера призвана вести человека к бессмертию. Наука констатирует свою человеческую природу. Наука ничего не обещает и ничего не требует от человека, она только оберегает и просвещает человека, говоря ему даже горькую правду. Знамя науки — живой человек, творящий мир по своему усмотрению. Поэтому учёный по убеждениям — гуманист. Его моральные императивы — человечность, ответственность и научность.

Власть связана с разделением людей на начальство и подчинённых. Власть неизбежно субъективна. Объективность — главный инструмент науки, отделяющий её от власти. Субъективность — основное оружие религии, сближающее её с властью. Вера ставит человека в зависимость от того, что вне его. Власть также строится на подчинении людей внешним силам. Поэтому религия и власть встраиваются друг в друга. Наука ничего не принимает на веру, не поклоняется догмам и авторитетам. Наука открыта для всех. Она не проводит никаких различий между людьми, ибо отстраняется от всего субъективного в человеке. Именно поэтому наука противостоит и власти и религии.

Учёному по убеждениям претят любые формы подавления свободы мысли и навязывания собственных мнений, для него неприемлемы догматизм, миссионерство и индоктринация, объединяющие власть и религию. Учёный по убеждениям видит зло в любой идеологии, принижающей величие человека и делающей человека субъектом чужой воли, независимо от того, кто проповедует примат веры над научным поиском.

Верующий может не стать святым. Человек науки обязан быть учёным по убеждениям, хотя бы время от времени.

С. Кутателадзе

24 октября 2012 г.


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2012