ГРУСТНЫЕ МЫСЛИ О ГРАНТАХ

Время от времени мне приходится писать экспертные заключения по заявкам на многомиллионные гранты. Странные чувства возникают при этом.

Во-первых, не вызывает симпатии сам подход, при котором в общем довольно случайные люди со стороны, вроде меня, принимают за неделю скоропалительные и, стало быть, поверхностные решения об исследованиях, где авторы проектов — люди совсем неслучайные. Во-вторых, жаль авторов, ибо весьма унизительно просить деньги на то, чем всё равно будешь заниматься (почти все руководители проектов — известные учёные, которые науку никогда не бросят). В-третьих, заявки на гранты имеют обязательную написанную по-английски часть, но практически всегда такие пассажи пестрят грубейшими грамматическими ошибками.

Между прочим, немало людей разочаровано в нынешней системе финансирования и поощрения учёных и уклоняется от участия в проектах типа мегагрантов, выдвижений в федеральные профессоры и т. п., так как конкурентность и конкурсность подобных затей только декларируются. Фактически чиновничьи игры вокруг науки способствуют крайнему субъективизму, создавая искусственное неравенство возможностей для близких и далеких от властных кормушек учёных.

Трудно оценивать проекты иначе, чем учили нас мэтры науки, то есть не по совести и гамбургскому счету. Поэтому, как и многие, стараюсь делать выводы невзирая на собственные предпочтения и знакомства. Не уверен, что эта старомодная стратегия оптимальна для поддержки фундаментальной науки в России. Не исключено, что сегодня надо судить не так, как установлено правилами РНФ, а по личным предпочтениям. Если субъективизм объективно господствует в управлении наукой в России, держаться за высокий принцип «наука не терпит субъективизма» возможно и неумно. Не ровён час, останемся объективными без всякой науки вовсе.

Проекты в сфере теоретической математики никаких существенных расходов на оборудование не требуют и речь идет обычно только о зарплате. Понятно, что в проектах затратных, связанных с экспериментами, экспедициями, созданием установок и рабочих образцов, внешняя экспертиза совершенно необходима. Но если она проводится в том же ключе, что и в сфере математики (а формы экспертного заключения стандартны), то это еще печальнее. Еще большего субъективизма нельзя не ожидать в гуманитарной сфере, где грантами, случается, поддерживают и не вполне научные и даже явно лженаучные проекты.

Всё же концепция tenure track или пожизненной ренты за прежние признанные успехи для теоретических исследований, что в математике, что в гуманитарных науках, куда более привлекательна, нежели чем имитационная игра в якобы объективные гранты. Правда, для эффективности tenure track надо сначала ВАК объединить с Диссернет. Поведение ВАК и Минобрнауки по поводу фальшивых экспертных советов и фальшивых диссертаций нефальшиво, но крайне лицемерно.

Вот такие грустные новогодние мысли...

С. Кутателадзе

10 января 2016 г.


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2016