РАН И МОН

Никто не сравнивает Эверест и Воробьёвы горы. А вот Министерство образования и науки и Российскую академию наук почему-то поминают вместе последнее время. Суета вокруг темы «МОН и РАН» производит очень странное впечатление.

Если говорить языком сравнений — МОН и РАН — это моська и слон. Никакого вклада в науку, как в систему знаний и представлений, МОН не вносит, чтобы там спикеры от МОН и их симпатизанты не говорили. МОН занимается делом чиновничьим — деньги бюджетные делит, следит за их расходованием и инструкции создает. Дело невредное, но ненаучное вовсе. Однако, МОН пытается научным процессом управлять, формулирует цели исследований, оценивает их эффективность, вмешивается в систему оплаты труда в науке. МОН не устает поучать учёных, ставя перед ними вздорные цели, произнося филиппики о неэффективности или неконкурентности отечественной науки и формулируя вненаучные задачи типа вхождения в какие-то рейтинги и повышения доли упоминаний в довольно случайных базах данных. Очевидной пользы от МОН для науки нет, а вот вреда в форме суеты, дерганий, реформаторского ража и малоприличных выходок наблюдается немало.

РАН вреда ни России, ни мировой науке не приносила никогда и не приносит сейчас. РАН не совершала и не совершает никаких преступлений и проступков против науки. РАН не преследует своих сотрудников, не отнимает у них доплаты за степени, не чинит препятствий их научной работе. РАН и к ракетам отношение имеет, и к атомной промышленности, и к геологоразведке, и к лекарствам. В РАН могут дать справку и про когомологии, и про бозоны, и про геномы, и про викингов, и про многое другое. РАН хранит знания и создаёт их сотни лет. РАН — цитадель науки на русском языке — институт очевидно полезный человечеству.

Претензии к РАН универсального свойства, которые были вчера, есть сегодня и будут завтра — надо бы РАН поэффективнее работать, молодым помогать побольше, а стариков не обижать ни чрезмерной нагрузкой, ни небрежением. РАН — учреждение, уважаемое в мире, а МОН — неизвестное, если не никакое. МОН напоминает водопровод или светофоры. Они и нужны и есть всюду, но как-то за пределами уважения лежат.

РАН — движитель фундаментальной науки, а МОН — тень и слуга науки и образования. По заслугам и честь.

С. Кутателадзе

9 апреля 2013 г.


Наука в Сибири, № 15, 11 апреля 2013 г., c. 10.


Комментарий к статье
«РАН versus МОН: новый виток отношений?»
(ТрВ — наука, № 10(129), 21 мая 2013 г., с. 2)

Гунны или скифы, неконкурентоспособное большинство российских научных работников противостоит отчасти правому человеку своей цивилизации, с которым можно разговаривать в отличие от многих его критиков. Вот такая позиция. И для своих и для чужих…

Главное в науке и образовании — люди, а не структурные механизмы. Учёные и педагоги хотят лучшего, а не участия в экспериментах сверху, канализируемых МОН. Понимание этого отсутствует в МОН и в реформаторах, повторяющих пропагандистские зады про академию, рейтинги и конкурентоспособность.

Столько унижений и мракобесия спущено в науку и просвещение по вертикали власти, что учёные и педагоги по убеждениям от мнс и шкраба до академика устали. Их надо оставить в покое на некоторое время, а не устраивать пертурбации, бои без правил с хамством и извинениями в печати, объявлять безумные гонки за престижем и рейтингами и прочее. МОН — полупроводник, встроенный в вертикаль власти, не более того. См. РАН и МОН.

Иллюзии союза власти и науки рождают только сервильность. Вертикаль власти — твердое тело, а не степень свободы.


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page
Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2013