УРОК МОЛОДЕЖИ


 

 

 

 

 

 

 

10 июля с. г. в «Науку в Сибири» была передана для публикации реплика «Урок молодежи» по поводу опубликованной а газете возму­тительной статьи московского автора И. Л. Розенталя, распространяю­щего в печати ложные сведения относительно академика Л. Д. Александ­рова.... Газета совершила большую ошибку, напечатав отклик И. Л. Розенталя на статью А. Д. Александрова «Что-нибудь да останется» («Наука в Сибири», 7 апреля. 1989 г.). Для ликвидации негативных по­следствий этой ошибки необходимо дать читателю фактические разъяснения, указав на искажения истины и передержки И. Л. Розенталя. По­разительно, что буквально каждое утверждение И. Л. Розенталя не вы­держивает сопоставления с фактами, большинство из которых широ­кой публике не известно...

В связи с изложенным продолжаю настаивать на скорейшем опуб­ликовании в «Науке в Сибири» реплики «Урок молодежи».

Ю. РЕШЕТНЯК, академик.

Сентябрь 1989 г.


        

В 26 «Науки в Сибири» от 7. 07. 89 г. опубликованы письмо И. Л. Розенталя и его статья «Луч­ший способ защиты нападение и относительность времени», пред­ставляющая собой отклик на ста­тью А. Д. Александрова «Что-ни­будь да останется...» («Наука в Си­бири», 13 от 7. 04. 89). И. Л. Розенталь выразил надежду, что его статья будет полезна молодым ученым...   |

 

А. Д. Александров квалифициро­вал как неправду утверждение И. Л. Розенталя («Энергия». 8, 1988; «Наука в Сибири», 11 от 24. 03. 89) о том, что с доклада А. Д. Александрова в ФИАН по­шел «разгром» школы академика Л. И. Мандельштама (18791944 гг.). Защищаясь, И. А. Розен­таль пишет, что «... не приводили никаких фактов относительно по­следовавших после Учёного совета фактов «разгрома». Его не было...». Итак, «разгром начался» и «разгрома» не было... Аргументация редкой силы!

 

А. Д. Александров квалифициро­вал как неправду также и утвержде­ние И. А. Розенталя о том, что А. Д. Александров выступил с док­ладом на знаменитом Учёном сове­та ФИАН 9 февраля 1953 г., ког­да практически без возражений бы­ло  принято решение      об  ошибках субъективно-идеалистического ха­рактера в сочинениях А. И. Ман­дельштама. Это решение Учёного совета ФИАН опубликовано в 1953 г.  в «Успехах физических наук». Общеизвестно и отмечено в статье А. Д. Александрова, что он по приглашению в то время чл-корр. АН СССР Б. М. Вула вскоре после выхода V тома сочинений Л. И. Мандельштама, датированно­го 1950 годом, выступил в ФИАН на семинаре философско-методо­логического характера, где не принималось, разумеется, никаких решений. Существует стенограмма соответствующего общеинститут­ского коллоквиума ФИАН, про­ходившего 28 января 1952 г. В своей статье сам И. Л. Розенталь при­водит свидетельства С. М. Рытова и Б. М. Болотовского, подтверждаю­щие, что А. Д. Александров, вопре­ки утверждению И. Л. Розенталя, выступал не на Учёном совете ФИАН. Невзирая на эти факты, защищаясь, И. А. Розенталь без тени смущения отождествляет разделен­ные годом даты 28. 01 52 и 9. 02. 53 и столь разные события, как на­учный семинар с приглашенным из другого города докладчиком и офи­циальное заседание Учёного совета ФИАН, к которому упомянутый док­ладчик никакого отношения не име­ет. Прекрасная иллюстрация прин­ципа «относительности» И. А. Ро­зенталя! 

Пытаясь отвести указание А. Д. Александрова на выдумки И. А. Ро­зенталя, последний вопреки логике своих обвинений вновь подтвержда­ет, что вытеснение учеников Л. И, Мандельштама из МГУ началось до войны. Имеется указывающее на групповщину тех лет свидетельство академика А. Н. Крылова: «...в по­следние два года (до смерти в 1944 г. Авт.) сплоченная группа физиков  причинила     Леониду   Исааковичу много огорчений на науч­ной почве». Сюда же относится за­черкнутая А. Н. Крадовым в одной из рукописей фраза: «Академик В. А. в блестящей записке воздал этой группе по заслугам». (См. А. Н. Крылов «Воспоминания и очерки», изд. АН СССР, 1956, с. 504, с. 849). Игнорируя собствен­ные слова и хронологию, И. Л. Ро­зенталь «публично подтверждает» свою оценку выступления А. Д. Александрова как «начала разгро­ма» школы Л. И. Мандельштама. За­явлениями, что события рубежа тридцатых—сороковых годов имеют началом доклад из годов пятидеся­тых, И. Л. Розенталь ярко демонст­рирует свой принцип «относитель­ности исторического времени».

 А. Д. Александров, отмечая, что И. Л. Розенталь умолчал о сущест­ве его критики, воспроизводит в краткой форме свое разьяснение ошибочности подхода к определе­нию физических величин, содержа­щегося в посмертном издании лек­ций Л. И. Мандельштама, подготов­ленных к печати С. М. Рытовым. При этом, как идеалистический мо­мент, А. Д. Александров, правомер­но квалифицирует операционализм и конвенционализм в определени­ях. Сам С. М. Рытов на семинаре ФИАН 1952 г. заявил: «Я дал в вопросе об определении физических величин небрежную, я сказал бы залихватскую формулировку, кото­рая не соответствует истине, не со­ответствует взглядам Л. И. Ман­дельштама и которая не выражает моего собственного взгляда на ве­щи». Именно такие и подобные ошибки операционалистского и конвенционалистского толка со ссылками на указанные сочинения Л. И. Мандельштама и А. Д. Александров приводил в докладе 1952 г., упоми­нал в статье в «Вестнике АН СССР» № 6 за 1957 г., включенной в его книгу «Проблемы науки и по­зиция учёного» в 1988 г., наконец, разьяснил в «Науке в Сибири» от 7. 04. 89. Критика А. Д. Александ­рова в этой связи последовательна, носит научный характер, сдержанна и уважительна. Защищаясь своим методом, И. А. Розентапь ставит та­кую критику в один ряд с Августовской сессией ВАСХНИЛ  1948 г.

 

А. Д. Александров представляет коммунистическое мировоззрение, включающее в себя, как известно, положения о значении воинствую­щего материализма, о том,  что «без солидного      философского  обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не может вы­держать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного            миросозерцания» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., г. 45, с. 2930). (Приведенная цита­та почему-то исчезла из нашей за­метки «О совести и принципиаль­ности» при ее опубликовании в «Науке в Сибири» 9 от 10. 03. 89). Изложенные выше положения мотивируют позицию А. Д. Алек­сандрова. Морализируя, И. Л. Ро­зенталь предпочитает ей известную позицию писателя В. А. Солоухина в связи с его участием в травле Б. Л. Пастернака («Советская куль­тура» от 6.10.1988).

Завершая статью, И. Л. Розенталь делает агрессивный чернящий намек на обстоятельства избрания А. Д. Александрова в число акаде­миков. Молодым читателям «Науки в Сибири» полезно знать, что в 1964 г. Михаил Алексеевич Лав­рентьев единолично (что предусмот­рено Уставом АН СССР, но бывает не так часто в связи с известным риском) выдвинул А. Д. Александ­рова в число действительных чле­нов АН СССР на вакансию для Си­бирского отделения, пригласив его работать в Новосибирске. А. Д. Александров выдающийся мате­матик с мировым именем был рекомендован Сибирским отделени­ем, Отделением математики и из­бран Общим собранием АН СССР. Защищаясь по своему методу, И. Л. Розенталь бросает тень на эти ре­шения.

Статья И. Л. Розенталя при нали­чии должного комментария небеспо­лезна молодым учёным как пред­метный урок на тему «Лучшая за­щита нападение и относитель­ность времени».

                                                                                                                                    Ю. РЕШЕТНЯК, академик

                                                                                                                                       С. КУТАТЕЛАДЗЕ, доктор физико-математиче­ских наук

 


«Наука в Сибири», 1989, № 40, с. 4


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page