КРЕПОСТЬ ЗАДНЕГО УМА

ИНИОН 02.02.2015

Пожар в Институте научной информации по общественным наукам РАН — гуманитарная катастрофа вселенского масштаба. На фоне этой беды особенно поражает безответственное, если не аморальное поведение и Президиума РАН, и Ю. С. Пивоварова. Последний — политолог, директор ИНИОН с 1998 года.

Не буду обсуждать в каком смысле политология в России — наука. Стоит, правда, иметь в виду суждение Джеймса Стонера:

Для полноты стоит почитать книгу Ю. С. Пивоварова «Полная гибель всерьез», изданную в 2004 г. Аннотация гласит: «В книге собраны работы последних лет современного российского историка и политолога Юрия Пивоварова. Они посвящены истории русской мысли, русского государства, русской культуры». Одно выразительное суждение Ю. С. Пивоварова нельзя не привести.

Очень умиляет вклад автора в теорию доказательств, ведь логика «бесповоротных доказательств» не ведает. Политическая журналистика — это не наука. Наука устроена иначе, чем представляется в мифах о происхождении политологии. Но эти суждения можно оспоривать. Бесспорно то, что ответственный директор сгоревшей национальной библиотеки хотя бы о своей отставке заявил, если бы не повесился от осознания собственной халатности. Думать, что сотрудники ИНИОН выполнили свой профессиональный долг так же нельзя, как нельзя оправдать эпатаж их начальника:

Ю. C. Пивоваров — псевдомеритократ, как отметил бы элегантный Гротендик. Российский Герострат — констатировал бы нейтральный историк. Грубый учёный попроще сказал бы что-то неприличное.

Вспоминается такая история — был ужасный пожар в одном из институтов органической химии АН СССР, но Президиум и специализированное Отделение директора рекомендовали переизбрать. На Общем собрании Н. Н. Семенов попросил слова — его вынесли помощники (он уже не мог ходить). На трибуне Н. Н. произнес только одну фразу: «Имярек нельзя избирать директором института органической химии ибо он не знает, что бензин горит». Не реагируя на возгласы из зала и из президиума, Н. Н. дал сигнал помощникам унести его с трибуны. Горе-химик был дружно провален... Так вот — Ю. С. Пивоваров не может быть директором библиотеки, ибо знает, что бумага горит.

Нельзя обойти молчанием заявления Вольного исторического общества и Ученого совета ИНИОН. Оба документа ни словом не обмолвились об ответственности директора и сотрудников ИНИОН. Между тем по Уставу ИНИОН каждый научный сотрудник должен соблюдать правила пожарной безопасности, а директор несет персональную ответственность за деятельность института. По мнению приниципиальных вольных заявителей СМИ ведут травлю Ю. С. Пивоварова для сведения с ним политических счетов. Слово «ответственность» в этих документах вообще отсутствует.

Конечно, вина РАН не сравнима с виной властей, в частности МОН и ФАНО. Уже год сгоревшее учреждение принадлежит ФАНО, а в РАН библиотека все же не сгорела. За год можно было собственнику противопожарную безопасность наладить, но это ни МОН, ни ФАНО, как видно, было не интересно до катастрофы. Им не библиотека нужна, а библиометрия. Библиометрия не пострадала. Однако не ФАНО назначало Ю. С. Пивоварова директором.

Прискорбное поведение государства в условиях демократии — катастрофа и позор народа. Поведение учёных, потерявших чувство ответственности за сохранение знаний, — катастрофа и позор академического сообщества. Апостериорные комментарии Ю. С. Пивоварова и В. Е. Фортова о пожаре крайне возмутительны. Демонстрация полного отсутствия какой бы то ни было личной ответственности за халатность. Мол, катастрофа, конечно, но мы не виноваты — у РАН денег нет.

Вспомним, что предлагал В. Е. Фортов на заседании Совета по науке и образованию 8 декабря 2015 г. — повысить денежное довольствие членам РАН. Про библиотеку ни слова. Примерно в том же стиле и прежний Президиум действовал. Практически полное молчание о грозящей катастрофе для национального достояния страны — вот поведение и директора Ю. С. Пивоварова, и прочего начальства РАН. Вспомним и про мегагранты и, особенно, про гранты РФГИ, выделенные на абсолютно вздорные псевдогуманитарные изыски вроде открытия актуального нуля, теорем о затылке и прочей лженаучной ерунды про флагом научного дискурса. Вспомним, как появилось жилое здание между ИНОИН и ЦЭМИ на академической территории. Да мало ли и других художеств происходило — достаточно просмотреть перечень исков к лживой прессе о защите чести и достоинства непоследних должностных лиц РАН. Денег не хватило на противопожарную сигнализацию в библиотеке и на оцифровку фондов, при том что Ю. С. Пивоваров — директор более 15 лет...

Пожар в ИНИОН наглядно демонстрирует, что уровень деградации ответственности и совести в академическом сообществе стремительно сближается с общенациональными показателями. Неправда, что нет денег для науки. Правда, что денег нет на противопожарную систему в библиотеке. Но теперь и начальство, и общественность будут просить на неё денег!

Крепкий задний ум — несгораемая гуманитарная ценность России.

С. Кутателадзе

2–21 февраля 2015 г.


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2015