МИР МИШИ ГРОМОВА

Норвежская академия науки и литературы 26 марта присудила премию Абеля за 2009 год Михаилу Леонидовичу Громову, «русско-французскому» учёному, ставшему профессиональным математиком в стенах Санкт-Петербургского университета и работающему во французском Институте высших научных исследований. Формула награждения 65-летнего Миши Громова (так его называют математики всего мира) необычна — «за революционный вклад в геометрию» (по-английски употреблено множественное число — contributions). Премия Абеля присуждается математикам ежегодно, начиная с 2002 года, Норвежской академией науки и литературы. Ее денежная составляющая в норвежских кронах эквивалентна примерно миллиону долларов. Предыдущими лауреатами были Ж.-П. Серр, М. Атья и И. Зингер, П. Лакс, Л. Карлесон, С. Варадхан, Дж. Томсон и Ж. Титс. Громов — первый геометр, получивший премию Абеля.

В истории науки мало есть людей, вклад которых революционизировал какую-то из областей знаний. Трудно назвать учёных, творчество которых получило такую исключительную оценку при жизни. Математики не привыкли льстить друг другу. Они не чаще, чем учёные других специальностей, используют благозвучные эпитеты при оценке своих современников. Эти очевидные обстоятельства выводят личность и научный вклад Громова за пределы математики.

Сам Громов выделяет в своих исследованиях следующие направления: h-принцип — геометрические методы решения уравнений и неравенств с частными производными и гомотопическая структура пространств их решений; метрическая геометрия римановых пространств и их пространств модулей; метрические инварианты и количественная топология; эллиптические операторы на открытых многообразиях и бесконечные накрывающие пространства; бесконечные группы — кривизна, комбинаторика, вероятность, асимптотическая геометрия; локально симметрические пространства, дискретные группы и отрицательная кривизна; положительная скалярная кривизна; симплектические многообразия и голоморфные кривые; группы преобразований — геометрия и рекурсия; метрика, мера, концентрация и изопериметрические неравенства; штейновы многообразия и бесконечные покрытия келеровых многообразий; бесконечные декартовы произведения и символическая геометрия; формализация генетических и биомолекулярных структур.

Простое перечисление названных направлений поражает воображение практически каждого математика. Поражает, но радует — Громов показывает впечатляющий пример того, сколь многое доступно разуму современного исследователя, раздвинувшего узкие рамки своей специализации и расширяющего горизонты науки и своего личного знания.

Небольшой путеводитель по творчеству Громова был бы совсем куцым, если не отметить необычный стиль его научных исследований, несущий редкие черты универсальности, которые поражают нас в таких классиках науки, как да Винчи, Галилей, Ньютон, Лейбниц, Гильберт, Пуанкаре, Эйнштейн и Колмогоров. Математика Громова — это полигон и стартовая площадка его суждений о мире и человеке.

Десять лет назад в одном из своих ярких сочинений, названном «Пространства и вопросы», Громов писал:

Сложен и глубок мир Громова. Пройдет немало времени, пока его оригинальное видение мира и научные идеи войдут в тезаурус новых поколений учёных. Но уже сейчас со всей определенностью можно сказать, что геометрия будущего никогда не будет такой, как до Громова. В этом революционность вклада Громова.

С. Кутателадзе

28 марта 2009 г.

«Наука в Сибири» № 13, апрель 2009г. c. 12


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2009