ГЕН МАТЕЗИСА

Serge Goldin (1936–2007)

Памяти Сергея Васильевича Гольдина
(1936–2007)

Сергей Васильевич считал нескромным для русского человека относить слово «учëный» к самому себе. Не знаю, каким он был геофизиком, но членом современного математического сообщества он не был точно. Сергея Васильевича это обстоятельство совершенно не расстраивало — для меня он был редчайшим представителем академической флоры и фауны, начисто лишëнным чванства и фанаберии.

Мы никогда не звонили друг другу, не ходили в гости и не проводили вместе отпуска. Случилось так, что последние лет десять наши пути на работу и с работы часто совпадали и мы проводили их в беседах на текущие и общие темы науки и жизни, а иногда обменивались после этого письмами. У меня сохранилась копия поздравительного письма Сергею Васильевичу, в котором говорилось:

В ответном письме вместе с благодарностью Сергей Васильевич прислал мне черновик полной версии своего будущего эссе «Эволюция личности в сфере науки через призму собственного опыта». При очередной прогулке нам немало довелось поговорить на эту и близкие темы.

Для меня Сергей Васильевич был больше, чем обыкновенный или не очень обыкновенный математик. Его взгляды свидетельствовали наличие в нем старинного гена mathesis universalis, встречающегося у Homo sapiens с палеолитических времен.

Зарубки на костях — первые артефакты абстракции. При этом абстракции фундаментального научного значения — зарубки являются безусловным доказательством и мощнейшим инструментом объективизации. Счет по зарубкам обладает абсолютной доказательной силой. Ничего, сравнимого с этим у человека нет даже и сейчас. Доказательность и объективность, проявляющиеся уже в первичных актах ординального и кардинального счета, стали главными атрибутами научного мировоззрения.

Сalculemus Лейбница и всеохватывающая информатизация современного общества — проявления жизненной силы и неисчерпаемости вычислений, отвлеченных от природы исчисляемого.

Универсальность математики как основы науки и понимание ее принципиальной ограниченности — вот, что виделось мне в тревожных исканиях и мучительных раздумьях Сергея Васильевича.

Химик, геолог, физик исследуют, ищут и находят. Археолог, историк и текстолог исследуют, ищут и находят. Каждый новый день делает их умнее, увеличивает запас знаний и умений. Самым удачливым из них выбранная наука дарит открытия. Счастливые науки и счастливые профессии.

Открытия в математике не фиксируются. Конечно, математики исследуют и ищут. Но мало найти что-то в математике. Резолюции типа «Луна твёрдая» возможны в космонавтике. Для математики нет истины без её доказательства. Математика была и остается ремеслом формул, искусством вычислений. Современная математика — наука доказательных исчислений. Геометрия и топология — это исчисление пространственных форм. Алгебра — исчисление неизвестных, а логика — исчисление форм мышления.

Трагична судьба современного математика, осознающего границы разума и ограниченность всех видов дедукции и индукции. Трагическое мироощущение не имеет ничего общего с кликушеством и алармизмом. Обличители и крикуны безответственны. Личная ответственность за все — вот позиция достойного и сильного человека. Право трагического понимания жизни — прерогатива аристократов духа. Сергей Васильевич такое право имел.

С. Кутателадзе

1 сентября 2007 года


В кн.: Сергей Васильевич Гольдин. Стихи и формулы. Новосибирск: Параллель, 2009, с. 361–362


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2007