ОБА ХУЖЕ

Универсальные суждения вульгарны. Россия не страна победивших троечников, которые пытаются нами управлять. Судьба российской науки зависит от учёных России куда больше, чем от любого министра. Гадкая клевета на М. С. Гельфанда срежиссирована, а вот негативное мнение о МОН и Ливанове vox populi.

Диссергейт не колышет школьников и основную массу их родителей. Большинство сотрудников РАН проблема фальшивых диссертаций не сильно волнует — там хлама немного, так как его львиная доля относится к наукам гуманитарным, более представленным не в РАН, а в вузах. Нормальные педагоги со степенью написали нормальные диссертации, их не беспокоит разоблачение, а поведение чиновников и политика МОН — беспокоят. Негативное отношение к Ливанову и МОН не продукт Госдумы, а результат деятельности МОН и Ливанова лично на ниве просвещения и науки.

У многих учёных и педагогов дипломы с отличием, им ничьи мнения из МОН не указ, как и мнения из ГД. Их не напрягают ни инвективы плагиаторов: «наука не выдержит разоблачений», ни причитания реформаторов: «кто, если не Ливанов». Ливанов или не Ливанов — оба хуже. МОН — кусок вертикали, с помощью которой происходит навязывание частных (правильных или нет, разговор особый) представлений научному и педагогическому миру сверху в порядке директив. В науке, в школе и в вузе просвещают, доказывают и убеждают, а не приказывают. Чиновники, даже из учёных, не учёные — это такой факт. Учёные не политики — это другой факт. А вот министры и их окружение — чиновники и политики в России сегодня — элементы вертикали. Учёные и педагоги имеют обязанности перед обществом, а не перед чиновниками. Плагиаторов достало научное сообщество, а не МОН. Личный вклад Ливанова в аттестацию — назначение Шамхалова. Не Ливанов и не МОН жуликов ловят, а ассенизаторы из нормальных учёных. На фоне диссергейта гадости в МОН поменьше видны стали и только. Диссергейт — ширма для агрессивных выходок МОН и Ливанова лично, а не только дымовая шашка плагиаторов от политики.

Россия — страна далеко не благополучная, но конституция в ней есть. Источник власти в Российской Федерации не какие-то мифические победившие троечники, а народ. Народ — суверен. Возможно, он управляет неважно, но это не основание его задевать нервическими грубостями. Ну и совсем странно связывать судьбу российской науки даже на знаковом уровне с тем, сдаст ли предсовмина какого-то министра или нет. Российские наука и просвещение, к счастью, не в правительстве обитают, а в учёных и педагогах. Министры приходят и уходят, а наука и просвещение остаются.

С. Кутателадзе

23 апреля 2013 г.


Примечание. Комментарий к статье М. С. Гельфанда «Страна победивших троечников» Троицкий вариант — Наука №8 (127) от 23 апреля 2013 г.

Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. С. 2013