ТРАДИЦИЯ НОВАТОРСТВА

«Наука в Сибири» № 14, апрель 2005г. c.14

В прошлом веке в России сложилась современная система просвещения, которой мы не без основания гордимся. Следует при этом помнить, что советские средняя и высшая школы появились из царских не безобидным эволюционным путем, а родились после двадцатилетнего периода катастрофической ломки и революционных, зачастую трагических перемен.

Время все ставит на свои места и показывает события в должной пропорции. Теперь довольно ясно, что достижения советских реформ в образовании коррелируют с сочетанием лучших академических и научных традиций прежнего (сохранение Академии наук, возвращение степеней и званий, постепенный возврат к гимназическому образованию и т. п.) со смелым привлечением новых людей и новых революционных научных идей.

Сплав мудрости прогрессивной царской профессуры, принявшей однозначное решение служить новому выбору своего народа, с энтузиазмом, отвагой, жаждой знания и революционностью молодежи стал источником жизненной силы новой высшей школы России. Именно в те годы родились замечательные научные школы новой России в области математики, механики, физики, энергетики, геологии и т.д.

Смелое реформаторство высшей школы в нашей стране было продолжено и в послевоенные годы. Как математику, мне особенно приятно и важно выделить вклад Ивана Георгиевича Петровского (1901–1973), ректора МГУ с 1951 по 1973 гг., и Александра Даниловича Александрова (1912–1999), ректора ЛГУ с 1952 по 1964 гг. Стоит обратить внимание на их возраст в годы ректорства.

В ЛГУ был осуществлен переход к единому сквозному трехлетнему курсу математического анализа, до сих пор не нашедшему аналогов в мировой практике. Был создан знаменитый «шестой курс» для переподготовки математиков и экономистов в специалистов по математической экономике. В ЛГУ была создана кафедра вычислительной математики, читались курсы по молекулярной генетике, социологии. Большую роль в математических новациях сыграли мудрые старцы — Владимир Иванович Смирнов и Григорий Михайлович Фихтенгольц и молодые реформаторы — ректор Александров и будущий Нобелевский лауреат Л.В. Канторович.

В те же годы С.Л. Соболев (1908–1989) создает в МГУ кафедру вычислительной математики, выступает в защиту генетики. А.Н. Колмогоров (1903–1987) революционизирует учебный процесс, введя в преподавание на третьем курсе интеграл Лебега и элементы функционального анализа. И Соболеву и Колмогорову и Петровскому в те годы было около пятидесяти.

На памяти старожилов Академгородка множество смелых академических и административных решений в НГУ в годы его организации и становления. Создавались специальности, не имевшие аналогов в стране, — экономическая кибернетика и математическая лингвистика. А.И. Мальцев (1909–1967) добился включения в обязательную программу уникального нового курса «Алгоритмы и рекурсивные функции». Этот курс читался по рукописи его еще не вышедшей книги. Л.В. Канторович создал кафедру вычислительной математики, продолжая свою линию на синтез теоретической и прикладной математики. На этой кафедре читались и функциональный анализ (Г.П. Акилов) и методы вычислений (Г.И. Марчук). М.А. Лаврентьев и А.И. Мальцев инициировали передачу кафедры математического анализа тридцатилетнему профессору Ю.Г. Решетняку, который поставил свой революционный курс математического анализа, где интеграл Лебега возникает уже на втором курсе и где впервые в университетской практике ориентированное интегрирование дано в рамках теории внешних дифференциальных форм.

Многие из указанных (и еще большее количество неназванных) новаций в преподавании осуществлялись быстро и решительно в смелом стиле отказа от прежних методических догм и накатанной колеи учебного процесса. В НГУ в административной сфере таким революционным для той поры и безусловно прогрессивным стало решение о широком совместительстве, привносившем в преподавание новости передовой науки.

Следует осознать, что главная ценность оставленного опыта — ТРАДИЦИЯ НОВАТОРСТВА — сплав энтузиазма и смелости юности с мощной силой среднего возраста и спокойной мудростью стариков. В настоящее время мы повсеместно наблюдаем отказ от новаторства, происходящий, как это не удивительно, под флагом сохранения и защиты традиций. Скажем, ложно понятое уважение к А.Н. Колмогорову заставляет отложить интеграл Лебега до третьего курса. Господствует тенденция десятилетиями оставлять без перемен когда-то передовые учебные планы. В радикально новых условиях жизни страны для НГУ стало тормозом стремление сохранить и даже умножить число совместителей, приводящее к неоправданному размножению и дроблению аналогичных курсов. В этой связи к чтению потоковых лекций и семинарам зачастую привлекаются рядовые, а не лучшие исполнители. В результате труд преподавателей стал по существу неоплачиваемым и, стало быть, рабским.

Мы развешиваем портреты уважаемых предшественников и героев прошлого, называем их именами аудитории и улицы, но безвозвратно теряем самое главное, внесенное предками в преподавание, — обостренное чувство нового, стремление сократить дистанцию между передовым фронтом науки и студенческой скамьей.

Сохранять лучшие традиции отечественной высшей школы — это значит смело реформировать учебные планы, приближать преподавание к современному уровню науки, отвечать вызовам времени. У нас есть кого вспомнить и есть на кого равняться.

С. Кутателадзе

6 апреля 2005 г.


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. C. 2005