АПОЛОГИЯ КОРИФЕЕВ

Корифей в античной драме — лидер хора, хормейстер. В многоголосии хора мы не слышим хормейстера, но хор без хормейстера обречен на неудачу.

Слово корифей бытует в науке. Его нет в штатных расписаниях и списках научных регалий. Изредка это слово произносят на панихидах и юбилейных торжествах. Однако со студенческой скамьи каждый учёный знает корифеев своей науки. Математики России числят в мартирологе мировой элиты Пифагора, Евклида, Галилея, Ньютона, Лейбница, Эйлера, Коши, Римана, Гаусса, Пуанкаре, а среди своих соотечественников почитают Чебышева, Лузина, Колмогорова, Соболева, Лаврентьева, Мальцева, Тихонова и многих других. Мало кто из работающих математиков не отнесет к числу корифеев наших современников Владимира Игоревича Арнольда, Юрия Ивановича Манина и Сергея Петровича Новикова.

Корифеи математики прекрасно понимают отличие математики от литературы, химии, балета и сотен и тысяч предметов и тем, интересующих соотечественников. Они нечасто высказываются на темы за пределами своей непосредственной профессии. Да и мы, почтенная публика, несклонны слушать разглагольствования дипломированного сапожника о том, по каким обувным принципам надо печь пирожные. Другое дело, когда корифеи говорят о проблемах науки и образования и, в особенности, об аспектах, связанных со своей собственной профессиональной деятельностью. Сочинения корифеев на общие темы читаются и обсуждаются всеми. В этом их сила и в этом их слабость. Каждый числит себя экспертом по общечеловеческим вопросам и норовит подставившегося корифея укусить, придравшись к тому или иному спорному, или слабому, или неосторожному, или просто глупому пассажу. Радость кусающих очевидна — раз ты ниже нас спустился, то знай, куда и к кому попал. Между тем чемпиона мира по прыжкам в высоту не осуждают за неудачные попытки на низких высотах. Знатоки древних текстов не судят об их значении по слабостям, противоречиям и качеству пергамента.

Наши корифеи пишут о месте науки и ее проблемах, о кризисе в математике и ее преподавании. Прискорбно видеть, что эти искренние сочинения выдающихся мастеров часто вызывают ухмылки и ерничанье, подменяющие желание понять суть поднятых проблем. К сожалению, корифеи пишут не всегда блестяще, но ведь они и не в беллетристике упражняются. Стоит задуматься, почему умные люди, которые могли бы и промолчать, рискуют своей репутацией, ступая на зыбкую почву научной публицистики. Корифеи из ума не выжили. Тем, кто сомневается, стоит взглянуть на их недавние математические сочинения и сравнить со своими собственными.

Корифеи пишут, не задумываясь об имидже и репутации, а тревожась об общем деле. Это не графоманы, не алармисты и не кликуши. Корифеи не пугают и не злобствуют. Они видят реальную деградацию науки и предупреждают нас о негативных тенденциях общественного развития. Конечно, публицистические сочинения оценивают по особой шкале литературных достоинств и тут наши авторы бывают уязвимы. Можно ограничиться лишь этой констатацией слабости формы и подумать о содержании. Про то и речь...

Умный автор предполагает ум у читателя. Не надо умных авторов разочаровывать небрежением сути.

С. Кутателадзе

1 сентября 2007 года


Follow ssk_novosibirsk on Twitter Twitter
English Page Russian Page
© Кутателадзе С. C. 2007